Небольшой Отчет
о состоявшихся в Нью-Йорке 1-3 сентября концертах А.Макаревича.
Прошедшие выходные выдались весьма урожайными на предмет личности А. Макаревича в старом добром городе Нью-Йорке.

Выступления были запланированы:
а) На рок-марафоне 2000.
б) Сольный концерт в Манхетене.
в) Сольный концерт в Нью-Джерси.

Мы с нашим главным редактором RedRose посетили первые 2 события.

Однако, в каждой бочке меда есть своя ложка дегтя – Андрей Вадимович простыл. У него поднялась температура и вообще, по его собственному признанию, чувствовал  он себя просто отвратительно.

Средства народной медицины, обычно используемые в таких случаях (а именно водка) не оказали должного воздействия, и Андрей на рок-концерте ограничился тремя песнями, спетыми собственно в процессе, и четвертой, так сказать, в финале.

Свое выступление на рок-марафоне он начал с песни «Я возьму тебя с собой в небеса», которая подвергла публики в состояние лирического расслабления. Затем последовала песня «Карты вечно тасуются...” (Но, наверно, без нас). Затем, Андрей объявил, что следующую песню ему помогут спеть его друзья из группы «Воскресение», которая и вышла на сцену. Грянул «Костер», приятно разогревший публику. Затем Андрей передал всем привет от группы «Машина Времени», которая, по его словам, жива и здорова и пообещал скоро приехать, собственно, с группой. После чего удалился со сцены, несмотря на отчаянные вопли публики  «По-во-рот, по-во-рот!»

Публика настолько не желала такого быстрого расставания, что бедную группу «Воскресение», начавшую свое выступление сразу же после этого, по началу просто освистали, несмотря на робкие попытки какого-то человека, который, вне всякого сомнения, был ярым хиппи в семидесятых, напомнить, что  это собственно ТА САМАЯ группа «Воскресение». Однако, к следующей песне все пришло в норму, а под конец выступления, тоже не сильно затянувшегося, публика даже не хотела расставаться с группой.

В целом же рок-марафон прошел отлично, длился около 7-ми часов и сопровождался пивом, летающими повсюду мячиками, так и норовившими попасть в чью-то голову и всеобщим весельем.

Андрей Вадимович же появился еще дважды – во время выступления Гарика Сукачева он простоял у сцены почти 1.5 часа, слушая его песни, и было видно, что они ему нравятся.

Мы же стояли приблизительно 1.5 метра позади Андрея Вадимовича, и наш главный редактор боролся с желанием запулить в Андрея Вадимовича одним из мячиков, которые в избытке летали как на сцену в музыкантов, так и со сцены в зал.

По окончанию выступления Гарика Андрей вернулся на сцену и, обратившись в зал с обычным вопросом – «Петь будем?» исполнил «Марионеток».

Затем на сцену вышли все музыканты, выступавшие на концерте и вместе исполнили песню «Поплачь о нем, пока он живой». Андрей в это время играл на … барабанах, но не на, собственно, обычной установке, а на таких, знаете ли, высоких барабанах, типа африканских. Наши постоянные посетители наверняка знают, что барабаны – это одно из новых увлечений Андрея.

*****


Наша вторая в эти выходные встреча с А. Макаревичем произошла на следующий день после первой, в небольшом, но уютном ресторане «Нева», где, собственно, Андрей Вадимович и выступал.

Концерт был назначен на 21.00. В 20.30 мы с главным редактором заняли свой заранее заказанный столик и стали терпеливо ждать начала. Ждать «первого выхода» нам пришлось относительно недолго,  Андрей вышел, и не обращая особого внимания на публику, принялся «настраиваться». Для этого он выбрал несколько необычную песню – «Таганка». Закончив процесс настройки, Андрей решил отужинать перед концертом, и вскоре  в направлении его столика понесли 2 сверкающие бутылки водки «Кремлевская». Не подумайте ничего плохого – Андрей был за столиком не один.

Приблизительно в 21.30 он вышел на сцену и начал концерт. Поразило меня до крайности, что НИ ОДИН человек за все недолгое время продолжения концерта ничего не ел и не пил, внимательно слушая. Единственным исключением был, собственно, я, задумчиво допивавшим вторую бутылку, что привело меня в состояние высшей степени опьянения, к счастью в полной мере начавшем проявляться уже после концерта.

Вообще (такое небольшое отступление) алкогольное опьянение и песни А. Макаревича – отдельная тема, заслуживающая как минимум диссертации.
Мое повествование будет неровным, поскольку из ресторана меня увезли уже в бесчувственном состоянии, однако…

Свое выступление Андрей начал со стандартного вступления, объяснив, что песни «Машины», к примеру, «Поворот» он исполнять не будет, т.к., во-первых, они не звучат на одной гитаре, а во-вторых, предназначены для исполнения всей командой. Затем, посетовав на особенности Нью-Йорского климата, при котором он, в страшную жару, умудрился простудится и сказав, что с утра вообще не мог говорить, а вот с вечера заговорил,  но с трудом, он приступил к пению, заранее за него извинившись. Первой песней была песня «Но, наверно, без нас», во время исполнения которой у нашего главного редактора пролилась нескупая женская слеза.

Была исполнена песня «Мой приятель-художник», после которой прозвучал вопрос из зала – о ком эта песня. Андрей ответил, что, в принципе, она посвящена многим художникам – это такой собирательный образ, многие из этих музыкантов уже живут здесь (в Америке), некоторые еще там.

"На моих произошло много подобных историй" - сказал он.

Ближе к началу Андрей спел «Воды нашей реки», рассказав, что эта песня -  посвящение Булату Окуджаве. Также он заметил, что это один из редких случаев, когда посвящение было написано еще при жизни того, кому оно посвящалось (обычно бывает наоборот) и что самое главное, было услышано при жизни тем, кому оно посвящалось.

Исполнял Андрей Вадимович и прекрасную песню “Когда ее нет”, во время которой ему была преподнесена роза. Как вы догадались, нашим главным редактором.

В очередной раз отхлебнув из стоящего справа от него одноразового стаканчика, Андрей, усмехнувшись, рассказал, что в детстве его жутко интересовал вопрос – что же такое грог – напиток, часто встречавшийся в рассказах и песнях про пиратов. И лишь много позже он узнал, что грог – это просто чай, разбавленный пополам водкой или спиртом. Усмехнувшись еще раз, он сказал, что это здорово помогает при простуде, после чего всем стало ясно, что именно находилось в стакане у Андрея.

Во время исполнения песни «От меня к тебе» я вспомнил аннотацию, которую Андрей выдал на сольном концерте в Израиле, году, дай Бог памяти, в 1997-м:

«Все вы, наверняка, видели новый фильм «Московские Каникулы», где снимался мой друг Леня Ярмольник. Так уж получилось, что песни к этому фильму написал я, и изначально планировалось, что исполнять их буду тоже я, а Леня будет только открывать в кадре рот. В какой-то момент я сказал ему – Леня, глуповато получается. Мой голос известен не менее, чем твоя внешность. Ты ведь артист, выпускник Щукинского училища – неужели ты не сможешь спеть сам одну песню?

Он взял у меня гитару, долго очень репетировал и спел в фильме, как мне кажется, неплохо… (небольшая пауза). Ну а теперь вы услышите, как, собственно, она должна была звучать».

Несмотря на свое первоначальное заявление о том, что песен «Машины» не будет, Андрей все же не удержался от того, чтобы немного побаловать публику, и спел «Разговор в поезде», а затем «Синюю птицу».

Затем последовала песня «Он был старше ее».

А еще был «Перекресток»,  «Монолог бруклинского таксиста», которая, в американском ресторане звучит гораздо актуальнее, чем, к примеру, на концерте во Владивостоке.

Прозвучала песня «Раз артист, так с песнею», и я просто физически почувствовал, как кое-что изменилось в сознании  некоторых вальяжных личностей, которые именно так себя и чувствовали – мол, мы в ресторан пришли, погулять, а ты нас, Макаревич, развлекай.

Была исполнена песня «Я снова жду осенних холодов»…

Ну и на последок Андрей исполнил песню «Хватит о дальнем береге».

В целом концерт продолжался около 40 минут.

Через примерно 15-20 минут после окончания концерта меня, в стельку пьяного, повезли домой на такси. Но это уже совсем другая история…


 Дед Пихто, 04.09.00, Нью-Йорк.

Лабораторные маятниковые копры www.techintest.ru.